в этом блоге
постов
414
комментариев
46
фото
334
видео
45
хосок
0
Старик_КозлодоевСтарик_Козлодоев   6657301

Громкие звуки, движущиеся картины

в этом посте:
символа
5563
слова
1042
картинка
1

Кино на выходные: "Крабат, ученик колдуна", "Где бы ты ни был", "Новый Свет"

Соскучились по фильмам? Такая была, друзья мои, пора, что кино не смотрел вообще. А тут лето настало — и сразу три шедевра, три жемчужины. Сказка для детей — старшего возраста, конечно, роуд-муви в поисках преступления и наказания и, наконец, эпическое живописное историческое полотно без спецэффектов.

Крабат, ученик колдуна
Krabat
Режиссер Марко Кройцпайнтнер
Германия, 2008

Книги немецкого сказочника Оттфрида Пройслера в России хорошо известны, но "Крабат, или Легенды старой мельницы", написанная по мотивам преданий лужицких сербов, стоит особняком. Она выделяется среди безобидных и веселых сказок, как мрачное пугало на золотом поле пшеницы. Старшее поколение наверняка помнит великолепную анимационную работу чеха Карела Земана по той же книгше; бум экранизаций детского фэнтези, случившийся в прошлом десятилетии, дошел и до немецкой классики.

История подростка Крабата, оставшегося сиротой во время Тридцатилетней войны, завязана на историческую конкретику. Спасаясь от голода и холода, попадает на одиноко стоящую мельницу, где живут одиннадцать подмастерьев, а заправляет всем ее хозяин — Учитель. Он учит подмастерьев чернокнижию, а платой за обучение является ежегодная смерть одного из них… Режиссер Кройцпайнтнер, с детства знакомый с первоисточником, не пошел торным путем традиционного кинофэнтези. Сделав ставку на актерские работы и историческую достоверность, он не прогадал: характеры Крабата (Дэвид Кросс) и его основного противника, Учителя (Кристиан Редль) выписаны ярко, но не плакатно. Злодей не выглядит опереточным, а герой обуреваем и страхами, и упреками. Особняком стоит единственная крупная женская роль — красавица Певунья, возлюбленная Крабата (Паула Каленберг): глядя на ее улыбку, невозможно не поверить, что именно она вдохновляет героя на борьбу.

За что же борется Крабат? Да, как и бывает обычно в сказках, за себя и за свою любовь. А еще за ответ на следующий вопрос: допустим, ты получаешь неограниченные возможности, но не слишком ли велика цена, которую приходится платить за это? Вопрос, надо сказать, не новый, но частота, с которой он вновь и вновь оказывается в центре внимания, позволяет сделать вывод о том, что он все еще актуален. И для того, чтобы ответить на него себе самому, вовсе не нужно быть Гарри Поттером, мальчиком со шрамом и сверхспособностями: обычный четырнадцатилетний сирота в Германии XVII века справляется с этим ничуть не хуже.

Где бы ты ни был
This Must Be The Place
Режиссер Паоло Соррентино
Франция, Италия, Ирландия, 2011

Шейенн — рок-звезда. Бывшая рок-звезда. Он до сих пор делает странную прическу, белит лицо и красит губы, он богато живет в собственном особняке в Дублине, он думает о том, как бы повыгодней продать некие акции- и в то же время он глубоко несчастен, несмотря на гармонию в семье и общеспокойный образ жизни. Главное — он не поет песен — и не хочет это делать. Шейенна играет Шон Пенн; в кадре он похож на нечто среднее между Робертом Смитом из The Cure и Питером Грином из Fleetwood Mac; он медленно двигается, странно говорит — в общем, вы никогда не узнаете Пена, если не будете знать, что это он. Пенн — актер тонкий, нервный, прекрасный, но вот стареющую рок-звезду я в нем не видел — а теперь этот образ у меня только с ним и связан.

Секрет несчастий Шейенна прост: он писал и пел надуманные и вычурные песенки о том, как тошно жить на свете и как красива смерть — а потом два мальчика под его музыку покончили с собой. И теперь он раз в полгода ходит на их могилу, откуда его гоняют родственники покойных. Какое уж тут счастье.

Шейенн боится летать самолетами, поэтому к одру смертельно больного отца он отплывает на корабле — и попадает ровно на похороны, где и узнает, что главной мечтой отца, которого он не видел 30 лет, было найти нацистского палача, мучавшего его в концлагере, а затем осевшего в Америке. И похожий на сломанную куклу, на нелепого клоуна бывший рок-стар отправляется на поиски. Не потому, что он пронзен памятью об отце — а потому, что впервые за последние годы у него появляется внятная и важная цель, незакрытый гештальт — и плевать, что гештальт — не его. К тому же именно в этом многоходовом квесте Шейенн наконец-то избавляется от всего того, что всю жизнь таскал за собой...

Этот фильм много ругали — за рваность, за разговор намеками, за неочевидность выводов — или наоборот, за назидательность. Но в нем нет ничего такого, но есть вещи наглядные, простые и очень важные. И то, что их нам объясняет лохматый клоун с кривой улыбкой и глазами Пьеро, делает объясняемое еще более значительным.

И вот еще — конечно, песни Дэвида Бирна из Talkin’ Heads, одна из которых дала название фильму, прекрасны, как прекрасен и сам Бирн, появившийся в эпизоде... но я дорого бы дал, чтобы послушать песни Шейенна.

Новый свет
The New World
Режиссер Терренс Малик
США, Великобритания, 2005

Метод общения режиссера Малика со зрителем напоминает мне охоту на птицу с применением специальных манков, имитирующих птичий посвист. Но в случае Малика мы имеем дело с охотником, которому добыча, то есть мы, не так уж и нужна; у него не манок, а флейта, и он не играет даже, а возносит молитвы, что ли, не знаю вот только кому — а мы идем на эти звуки... И дело не в том, что за многозначительным молчанием режиссера (он не дает интервью вот уже много лет) — кроется презрение к публике; дело, на мой взгляд, в том, что Малик слишком поражен красотой и величием мира, в котором мы живем, слишком низкого мнения о человеке как таковом (кроме некоторых отдельных представителей, но их очень мало), слишком занят, во-первых, проникновением во внутренние миры своих героев и, во-вторых, самим выстраиванием своего кино как картины — ну или романа — чтобы обращать на нас, зрителей, внимание.

И когда мы это поймем, когда мы смиримся с этим, тогда на нас снизойдет благодать в виде невероятно молчаливого и задумчивого Колина Фаррелла, играющего капитана Джона Смита, британского поселенца в Америке XVII века, в виде небесно красивой Корианки Килчер, играющей индейскую принцессу Покахонтас, в виде волшебных лесов, долин, морей и озер, снятых без применения искусственного освещения. Тогда мы поймем, почему в этом фильме так мало слов, почему ни один из героев-индейцев ни разу не называется по имени, почему в нем нет компьютерных спецэффектов. А вот ответ на вопрос, почему сценарий, написанный Маликом в середине 70-х, обрел воплощение только в 2005-м и почему "Новый свет" смог отбить бюджет только совокупными итогами европейского и американского прокатов, и так очевиден: настоящее искусство — статья обычно затратная, а не доходная, и кино Теренса Малика — лучшая этому тезису иллюстрация.

Старик_Козлодоев

Написал: Старик_Козлодоев 10 июня 2012, 01:35

1
mood-o-meter
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
комментарии | 1
Лазурная синева   14 октября, 23:23
Даже о таких фильмах не слышала никогда. Может, потому что в 2005-ом году еще не была в возрасте, когда ходят по кинотеатрам?...
FaceBook
ВКонтакте
Загрузка...