в этом блоге
постов
414
комментариев
46
фото
334
видео
45
хосок
0
Старик_КозлодоевСтарик_Козлодоев   6657301

Громкие звуки, движущиеся картины

в этом посте:
символа
7064
слов
1216
картинки
2

Реквием по китчмейкеру и кроту

Они умерли с разницей в два дня — два больших художника, два крупных деятеля кинематографа. Один скончался в лондонском госпитале, второй — дома, в чешском городке Нова-вес-под-Плеши. Первому было 84 года, второму — 90. Первый был отчасти бунтарем, отчасти ниспровергателем монументов, отчасти любителем возвести китч в ранг искусства; второй всю жизнь делал мультфильмы. Первый прославился титаническими поп-байопиками Листа, Элгара, Байрона и киношной рок-оперой, второй вывел в мировые герои маленького мультяшного крота.

Кен Рассел и Зденек Милер.

С творчеством Рассела мы начали толком знакомиться с наступлением эры видео, а ведь он гремел еще в 60-е. Но сначала были частные школы и мечты о карьере танцора, которые сам Кен и порвал в клочья, уйдя служить на торговый флот. Там по какой-то уже неведомой нам причине пережил серьезный стресс, едва ли не нервный срыв, и был, по его собственным словам, спасен музыкой: услышанный по радио Первый концерт Чайковского фактически спас его. Как ни странно, с тех самых пор в его творчестве красными нитями были классика и гомосексуализм, притом что сам он был женолюбом, четырежды был женат, а к музыкальному творчеству таланта не имел вовсе.

В 50-е он был фотографом и снимал кино "для себя", но так, что попал на BBC и стал снимать сперва телепередачи, потом биографические телефильмы. Его героями были Барток, Прокофьев, Элгар, Дебюсси, Делиус — все, чью музыку он любил. Для привлечения внимания Расселл использовал средства, что называется, запретные — он едва ли не первым стал инсценировать при помощи актеров эпизоды из жизни своих героев (тем самым встав у колыбели жанра docudrama) и не чурался максимально далеко идущих выводов: в "Танце семи покрывал" (1970) он, к примеру, показывал композитора Рихарда Штрауса скрытым, но убежденным наци, и отстаивал свою точку зрения цитатами из штраусовых высказываний. Наследники Штрауса в гневе лишили BBC прав на использование музыки...

Перейдя на полный метр, он за несколько лет дорос до всемирной известности, экранизировав "Влюбленных женщин" Д. Г. Лоуренса, автора скандально известного "Любовника леди Чаттерлей". Фильм легко лег в контекст всеобщей борьбы с табу: в нем было много по тем временам обсценной лексики и эротических сцен, но больше всего пуристов возмущала сцена борьбы героев Оливера Рида и Алана Бейтса — мужчины были целиком обнажены.

В 1975-м Рассел снял "Томми", фактически показав миру, как надо снимать рок-мюзиклы (притом что рок-музыку он терпеть не мог) и в том же году снял "Листоманию", где роль великого венгерского композитора сыграл тот же Роджер Долтри, что был протагонистом в "Томми". Надо сказать, что если "Томми" оказался самым кассовым и самым влиятельным из расселловских фильмов (кто смотрел, тот понимает степень его влияния на позднейшую историю поп-видео), то с точки зрения проникновения китча и масскульта в большое кино нет равных "Листомании". Она и выглядела как продолжение "Томми": во-первых, как я уже сказал, Долтри, во-вторых, Лист в фильме — натуральная поп-звезда со всеми полагающимися атрибутами, плюс к тому в фильме звучит музыка экс-клавишника Yes Рика Уэйкмана (тем самым ставшего вровень с Листом и Вагнером!).

Китч, китч, китч. Рассел пользовался им настолько часто, что делал его собственной противоположностью; фактически он был одним из первых крупных кинематографических постмодернистов. "Готика", почти омерзительная фантазия на тему вампиризма и гомосексуализма, на редкость удачно разыгранная на материале некоторых недоговоренностей между поэтами Перси Биши Шелли и Джорджом Гордоном Байроном, а также сестры Шелли, Мэри (той самой, что потом напишет "Франкенштейна"), была чисто постмодернистским продуктом, как и "Валентино" (о знаменитом актере немого кино Рудольфо Валентино), в котором главного героя сыграл танцор-перебежчик Рудольф Нуреев.

И еще: Рассел видел в своих героях не столько гениев, сколько гениальных мессий, готовых ради своей миссии на все, кто, конечно, как эту миссию понимает (один из его программных, но малоизвестных широкому зрителю фильмов так и называется: "Дикий мессия"). Он вообще был религиозным, пришедшим в католичество сознательно, взрослым человеком, но католичество его было своеобразным. Канонический католик никогда не снял бы "Дьяволов" (1971) — фильм о страстях, связанных с подавлением сексуальности среди священнослужителей, большой политикой и закулисными играми (художником-постановщиком был, между прочим, Дерек Джармен, и это многое поясняет уже в его биографии, которая остается за рамками этого повествования), и уж тем более не было бы в его фильмографии фильма о двойной жизни популярной модельерши, подрабатывающей в борделе ("Преступления страсти" (1984)), и "Шлюхи" (1991) — картины, как написал бы какой-нибудь советский кинокритик, "о непростых буднях работницы секспрома"...

Были в его биографии и психоделическая фантастика ("Измененные состояния" (1980)), и пародийные экранизации ("Падение паразита Ашера" (2002)), "Логово белого червя" (1988)), но во всех жанрах, в которых доводилось работать Расселу, он демонстрировал величайшее презрение ко мнению масс, сильнейшее авторское начало, любовь к ярким эффектам и стремление достучаться до зрителя любой ценой. Еще он написал шесть романов, четыре из которых были посвящены личной жизни его любимых композиторов (Бетховена, Брамса, Элгара и Делиуса), а два оставшихся были научно-фантастическими (в одном из них футбол становился официальной религией Великобритании). Год назад прошла крупная выставка его ранних фотографий.

Он умер знаменитым, успешным, разносторонним художником, много повидавшим, много сделавшим, много успевшим. И если это не называется "жизнь удалась", то что, спрашивается, называется. Но судя по тому, что вплоть до самой смерти он писал колонки про кино для The Times, Кен Рассел не успокоился и не смирился. Просто повод для тоста, а не человек — я надеюсь, вы воспользуетесь им при случае.

В отличие от него, Зденек Милер был классическим мономаном, человеком негромким, любившим свою профессию и, что немаловажно, главного своего героя, того самого, знакомого каждому из нас с детства Кротика, Krteka по-чешски.

Милер начал работать на знаменитой студии Bat’a в Злине (до сих пор главном анимационном городе Чехии) еще в 1942-м, после окончания Пражской художественно-промышленной школы. В 1945-м перешел в студию Bratři v triku (сейчас — подразделение Kratky Film Praha), а впоследствии возглавил ее. А первый фильм про Кротика — тот самый, знаменитый "Как крот раздобыл себе штанишки", единственный, в котором Кротик говорил, — получил "Золотого льва" на Венецианском кинофестивале. Потом он говорить перестал, но стал смеяться — да так заливисто, что этот смех стоит у меня в ушах до сих пор.

Как вспоминал Милер, он выбрал крота потому, что это был единственный из симпатичных детям зверь, которого не "отработал" в своих Дисней. Он ошибался — Дисней нарисовал крота в своей короткометражной экранизации "Ветра в ивах", но Милер, видимо, об этом просто не знал. Но оказалось, что это вообще неважно. Кротик, видоизменявшийся в течение жизни, стал невероятно популярен в Восточной Европе и просто популярен — в Европе Западной (к слову сказать, первыми отреставрировали все 50 с лишним серий и выпустили их на DVD немцы). "...эти фильмы я делал для детей. <...> Мир полон зла, и я хотел этому противостоять. Поэтому я делал эти фильмы милыми, веселыми, чтобы дети смеялись, не боялись и, в конце концов, чему-то научились". И дети учились — противостоять злу, как в истории про злого лиса, находчивости, как в серии про игрушечную машинку, терпению, как в выпуске про жвачку, или доброте, как в серии про зеленую звезду.

Мультики про Кротика стали главным в жизни Милера, фактически личным его, семейным даже делом, вплоть до того, что к озвучанию он привлекал своих дочерей. На них он, кстати, проверял каждую серию.

Мне не очень ясно, чей вклад в кинематограф больше — Кена или Зденека, кто главней. Наверное, главнее оба. Потому что и в огненном, девиационном и штампоборческом постмодернизме Расселла, и в тихом труде традиционалиста Милера есть одно важное общее: их фильмы не умирают, их смотрят 30, 40, 50 лет спустя. И даже если первый преувеличивал, а второй немного сюсюкал, в обоих не было фальши.

Земля пухом обоим.

Фото: serg-shubenkov.livejournal.com

Старик_Козлодоев

Написал: Старик_Козлодоев 2 декабря 2011, 13:31

1
mood-o-meter
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
комментарии | 1
ohana_safo   31 октября, 15:46
Спасибо! Жаль, что многие видео не работают
FaceBook
ВКонтакте
Загрузка...

Читайте также:
свернуть