в этом блоге
постов
245
комментариев
2777
фото
1068
видео
0
хосок
41
koshkinakoshkina   593104

где-то на F5......))

в этом посте:
символов
34059
слова
6693

Вторая глава

Начнем сразу со второй... надеюсь, тут все любят фэнтези?)

Глава 2: Ибиниссия

Солнце палило так, что пот испарялся в доли секунды. Небольшой отряд медленно двигался от дюны к дюне цепочкой, еле переставляя ноги. Они шли уже больше недели, им мерещилась вода, давно закончившаяся в бурдюках, но когда они подходили ближе, вода оказывалась песком, желтым, сухим песком. Дружным назвать этот отряд язык не повернется, но что-то их определенно связывало, то ли общая тайна, то ли общая цель, а может быть, все вместе.

- Как долго нам еще иди? – снова заныло маленькое, тучное существо с острыми кривыми ушами, зелеными жабьими глазенками и длинным языком, которым обычно оно все время облизывалось, а теперь язык так пересох, что свешивался сбоку из приоткрытого рта. На существе были какие-то старые доспехи, пожелтевшие от времени, изуродованные в множестве битв, но все царапины были старыми, таких времен, о которых тут уже никто не помнит. На боку болтался короткий меч, видимо, из той же эпохи, но все еще настолько острый, что рассекал пух.

- Не ной, Чарж! Мы идем всего неделю… - ответил  Здоровяк. Он был под 2 метра ростом и весь состоял из мышц, даже лицо его играло мускулами, а не желваками. Его явно раздражало это толстопузое зеленое существо, но по стечению обстоятельств, приходилось мириться с его присутствием. Здоровяк хотел что-то добавить, но Чарж его снова перебил:

- Мы должны были уже добраться до места, если верить карте, а карте я верю, как самому себе! Это вы неправильно выбрали дорогу! Я говорил, что еще пару дней назад надо было свернуть на запад. Только такие, как ты, Ривал, и твой дружок могут думать, что они умнее всех и знают больше всех!

Дружком был таинственный тип среднего роста с бледной кожей, которая сейчас вся покраснела на солнце, крепким телосложением и красивыми сильными руками. Он с головы до ног был укутан в темно-зеленый плащ, лица его Чарж никогда не видел, но знал, что тот был родом с Ближних островов. Это весьма обманчивое название обозначало загадочную местность в самом дальнем уголке этого мира. О тех местах практически ничего не было известно, тамошние торговцы сюда не заплывали, изредка заходили в порт разведывательные суда, небольшие одномачтовые яхты, быстрые, маневренные, но совершенно безобидные. На них приплывали исследователи, как они себя сами называли. Команда состояла из двух или трех человек, из рюкзаков у них торчали карты неведомых морей или островов. Они изучали зверей и птиц, растения, природные явления, следили за частотой приливов и отливов, и благодаря им, в основном, за Ближними островами закрепилась слава загадочного и странного места, куда лучше не заглядывать. Туда никто и не плавал, тем более, что путь к Ближним островам пролегал через Азонский океан, неспокойный и коварный даже для опытных мореходов.

- Успокойся, коротышка, мы идем правильно. Вот, видишь? – он поднес карту к носу Чаржа, ткнув пальцев в какую точку на ней – мы вот здесь. А то, куда мы направляемся, находится – он повел пальцем вверх по карте – вооот…тут! – он снова ткнул в карту. Чарж сунул нос, провел взглядом от первой точки до второй и горестно вздохнул. Идти было еще далеко. А он уже так устал, ножки его, непривычные к таким перемещениям, постоянно ныли и норовили подогнуться в любой момент, испепеляющее солнце резало глаза и, казалось, высушивало его изнутри. И зачем он вообще ввязался в эту авантюру, сидел бы сейчас дома, попивал ягодной бюрт и только тихо посмеивался над двумя чудаками, задумавшими преодолеть пустыню Чао, что не смог сделать еще ни один человек?

 

***

Чарж познакомился со своими спутниками в таверне прямо в порту, они, видимо, только приплыли на Материк, Королевство Наибиса было оазисом среди бескрайних песков,  никогда не знали местные жители зим и холодов, не цвела тут и пышная растительность, температура колебалась от + 30 до + 50.

Такой шанс наш толстячок  упустить не мог. Он покружил вокруг их столика, внимательно осмотрел приятелей, опросил своих дружков с пирса, кто да что, на каком судне приплыли. Оказалось, что они путешественники и едут откуда-то из-за моря, вроде бы везут что-то важное или ценное, Чарж не стал уточнять, чтобы не привлекать к своей добыче лишнего внимания сородичей. Сородичи Чаржа – портовое жулье, и все, как один, из Темных Болот, где обитают богугане. Они все похожи на Чаржа – маленькие, пузатые, с короткими ножками (иногда, спасаясь бегством, они опускаются на все четыре лапки (ручки, ножки?) и несутся сломя голову весьма прытко). На Материк их завезли в качестве домашних животных, пугливые богугане около столетия изображали шершавых на ощупь, но быстро обучаемых зверюшек. Их принято было дарить  детям и женщинам в качестве особого презента, богугане исполняли танцы, неуклюже семеня лапками, но у них так смешно получалось шевелить своими маленькими кривыми ушками, что все гости умирали со смеху и требовали выпустить зверюшек на бис. Тем временем, этот смышленый и хитрый народец уже провел свое исследование:  прошерстил подпольные забегаловки, разузнал все о местных бандах и нелегальной торговле. В итоге спустя 96 лет как первая лапа богуганина ступила на Материк, народ с Темных болот все тут прибрал к рукам. И в один прекрасный момент, на королевском пиру, в честь свадьбы наследного принца вместо танца с бубенчиками сородич Чаржа встал во весь свой метровый рост, низко поклонился ошалевшей публике и поздравил молодоженов на чистом андрианском (это официальный язык Материка и прилегающих островов). А после вынул из огромного кармана, которое все считали просто пузом,  официальный документ с вензелями и печатями, где сообщалось, что отныне народ с Темных Болот не будет больше домашними питомцами. Он назвал поименно  нескольких сородичей, которые теперь владели местным портом, подпольными игрищами, а так же занимались ссудами для влиятельных особ, в  числе которых был и сам Король Наибис, задолжавший уже более 30000 золотых. Так народец Чаржа укрепился на Материке и стал полноправным обитателем этих земель. Правда, не все из его рода были так успешны в торговых делах и аферах. Сам  Чарж, как и большинство его портовых дружков, в основном бахвалились, подрабатывали на разгрузке торговых судов, приворовывали то тут, то там, подслушивали, вынюхивали. В общем, были обычным мелким жульем. А мечтой любого мелкого жулика была власть и куча денег. Так сказать – куш! За этим самым кушем охотились и стар и мал, о нем мечтали, о нем грезили, на нем даже один чудак женился. Соорудил из пустых ящиков нечто, что он думал, похоже на Куш, пригласил пьяного попа, и их обвенчали в порту под присмотром тысячи звезд  и матросов с рыболовецкого судна.

Чарж тоже мечтал о Куше, о славе и богатстве, о бесконечной власти и тысячи наложницах. Он был самым хитрым среди местных собратьев, и никогда ничем ни с кем не делился. Если бы не двое странных друзей в таверне, Чарж уже был бы владельцем судна, которое сдавал внаем и получал хорошие барыши за доставку грузов. За последние пару лет он сумел скопить достаточно денег:  ярмарки в королевском саду и на главной площади были богаты, гости глупы и неосмотрительны. И Чарж украл столько, сколько смог унести, и сложил все в сундучок в подвале своей каморки, так тщательно спрятанный, что богуганин порой и сам не с первого раза его находил. И вот, когда он уже собрался осуществить покупку одного премилого суденышка, в таверну зашли Здоровяк и его капюшонистый приятель. И, конечно же, сразу привлекли внимание Чаржа. Во-первых, их таинственный вид и расспросы, которыми они занимались, как только сошли с трапа. Эти двое интересовались древними легендами, и Чарж подумал, что речь идет о несметных сокровищах. А во-вторых, их одежда. Длинные плащи, лица спрятаны, тяжелые сапоги с меховой оторочкой у голенища, кожаные куртки под плащами. С первого взгляда в них можно было распознать чужаков с Ближних островов. Они сняли комнату на втором этаже, там же переоделись в более подобающий вид для южных широт королевства – легкие льняные рубахи цвета пожухлой травы и темно-коричневые шаровары – но остались в своих плащах. Спустившись к ужину, Здоровяк и его друг сели за столик  в самом дальнем углу и заказали хорошо прожаренного мяса и эль. Тогда-то к ним и подошел Чарж.

- Крепкого здоровья вам, чужестранцы. Что привело вас в наши края? Может, я могу чем-то помочь? Любой в этом заведении вам скажет, что на меня можно положиться, я тут всех и все знаю.  – Чарж доверительно склонился к Здоровяку и шепотом произнес – слыхал, вы о местных легендах расспрашивали, о мече Грома?

Здоровяк хмуро глянул Чаржу прямо в глаза:

- И что с того, коли так? – его голос был груб, с хрипотцой,  и говорил громила с сильным акцентом.

- Ну, может, я смог бы вам помочь в ваших поисках – Чарж заискивающе поиграл ушами и наклонился еще ближе. Но тут из-под опущенного капюшона раздался голос второго незнакомца:

- Расскажи, что тебе известно о мече Грома? – никакого акцента, голос был чист и красив, слегка низковат для тонкого слуха богуганина, но как будто бархатный, он обволакивал слушателя и внушал доверие.  Чарж воодушевился, перед глазами уже замаячили горы золотых монет и драгоценных камней.

- Конечно-конечно… - он сразу же подсел к ним за столик, весь светясь от счастья, и заговорчески подмигнул человеку в капюшоне, но глянув на Здоровяка, улыбка тут же сползла с его зеленой мордочки. Глаза этого великана злобно сверкали из-под густых бровей, он нахмурился ее больше, а его физиономия сделалась настолько устрашающей, что богуганин реально испугался, как бы его не убили.  Чарж слегка отстранился и уже холодных тоном произнес:

- А что мне за это будет? Информация, знаете ли, стоит денег.

- Пошел вон, гнусный мошенник! – Здоровяк схватил Чаржа за шкирку и уже хотел отшвырнуть в сторону, как за несчастного толстячка  вступился его друг в капюшоне:

 - Погоди, Ривал, может, он и вправду что-то знает…  – незнакомец протянул Чаржу монету и представился:

- Меня зовут Кит, а это Ривал, мы с Ближних островов. Извини за грубость и нетерпимость моего друга, но дорога была дальней, и мы очень устали, а времени у нас мало. Ты действительно можешь нам помочь? – человек говорил тихо, но слова долетали до ушей Чаржа, как стук копыт по центральной мостовой Короля Наибиса. Богуганин зажал монетку в руке и, быстро сунув ее в карман, затараторил – Конечно, конечно, мои благородные господа! Я многое знаю о здешних легендах, а уж меч Грома… ха! – тут он вздернул голову, как будто взмахнул несуществующей челкой,  – это любимая сказка местных жителей, кто не слышал о выкованном из лавы волшебном мече, способном поразить само Зло?

Здоровяк  перебил его:

- Это все мы и без тебя знаем! Что-то полезное за такую плату ты сообщить в состоянии?

Чарж задумался. С одной стороны, один золотой был уже у него в кармане, с другой стороны, таких золотых у странников было еще много, богуганин чувствовал это своими ушами. И грех было бы упускать такую возможность… Можно ведь рассказать об этом мече все басни, которые мошенник слышал в порту или на рынке, а за каждую новую сказку брать по золотому.  Но, глядя на этих двоих, он чувствовал, что сказка об этом мече может быть вовсе не сказкой, а самой настоящей правдой! И тогда… тогда Чарж войдет в историю, как первый богуганин, нашедший священный артефакт! Это же какая Слава! Почет! Его все будут носить на руках, а на главной площади в его честь возведут памятник из чистого золота! Значит, надо сказать им ровно столько, чтобы заинтересовать, а потом предложить сотрудничество.  Устроившись поудобнее на стуле, гордо выпрямив спину, насколько это было возможно с его  комплекцией, Чарж  степенно проговорил:

- Да, мне известно кое-что, чего больше никто не знает. Издревле считалось, что меч Грома был потерян в пустыне Чао, она просто огромна, и считается, что ее невозможно пересечь, никто не возвращался живым, уходя на поиски сокровищ Чао. Караваны купца Джамануна исчезли там более тысячи лет назад, сгинули в песках вместе с последним владельцем меча. Джамануна нанял мага Орэха провести его караван через пустыню, но обратно ни один из них не вернулся. И на той стороне их тоже никто не видел. В итоге, все решили, что Чао забрала их жизни и души, а тела погребла под бесчисленными дюнами.

- Т.е. зеленый коротышка, ты предлагаешь нам пойти в эти жуткие пески и остаться там навсегда? Там же тысячи километров песка, ни одного оазиса или колодца, нет ни дорог, ни даже троп, а солнце палит так, что даже песок высыхает под ним! – Ривал сжал свои огромные кулачищи и даже привстал со стула, нагнувшись в сторону Чаржа. Богуганин на этот раз выдержал грозный взгляд Здоровяка, ибо за пазухой имел еще ни один козырь. Он многозначительно посмотрел на Кита, который сидел довольно расслабленно, так и не сняв капюшона. Кит понял, что имеет ввиду маленький хитрец, и протянул тому еще один золотой. Попробовав его на зубок, подбросив в ладошке, Чарж сунул монету в карман и только после этого продолжил:

- На острове Тань живет ученый, чудодковатый дядька с длиннющей бородой, недавно он разбирал свидетельства с тех времен, что хранились в архивах его башни, и наткнулся на интересные данные. Судя по ним, как раз тысячу лет назад над Чао пронеслось ужасное чудовище, как будто небесное светило упало на землю. Звезды говорили, что это был огромный шар, извергающий пламя, который рухнул где-то в самом центре пустыни. Тогда многие видели огнедышащего змея, слетевшего к нам с небес. И видели волшебство Ореха, его синие молнии, летящие навстречу чудовищу, вспышки света, а потом все закончилось. Но ученый этот сумел высчитать точное место падения небесного змея. – Чарж снова умолк и со скучающим видом посмотрел по сторонам.  

Ривал и Кит переглянулись. Если то, что говорит это противное зеленое существо, правда, остается лишь нанять проводника и двигаться в путь. Кит протянул еще один золотой Чаржу, но прежде чем отдать, внимательно посмотрел на богуганина. Чарж уже держался за другой конец монетки и упорно тянул ее на себя, не отрывая глаз от золотого.

- Ты сможешь назвать нам точное место? – спросил его Кит.

- Я назову вам место, если вы возьмете меня с собой… - крехтя отозвался богуганин -  в качестве равноправного партне..р… а – проворчал Чарж, все силясь выдернуть монетку из цепких рук островитянина. Вдруг он резко разжал руку, видимо, догадавшись, что сболтнул лишнее и выдал себя с головой. И стал лихорадочно соображать, как теперь исправить ситуацию.  Ривал сидел секунды две молча, а потом как начал хохотать во всю свою большую глотку.  Чарж аж подпрыгнул от неожиданности, прижав уши к голове и выпучив глазенки, впервые показав свой длиннющий язык, которым вовсю стал облизываться.  Кит с интересом наблюдал за реакцией существа и все так же спокойно потягивал эль. Вдоволь насмеявшись, Ривал посмотрел на перепуганного Чаржа, хекнул и выпил залпом остатки своего эля. Затем наступила пауза. Все молчали. Кит потягивал эль, Ривал осматривал местную публику, а Чарж с трудом приходил в себя. Сначала успокоился его язык, затем медленно поползли вверх и навострились уши, вскоре Чарж окончательно взял себя в руки и выдавил пару слов:

- Ммм.. моя..мо…нета..

Кит ладонью подвинул монету ближе к Чаржу. Богуганин тут же схватил ее и засунул себе в карман. Только после этого он осмелел настолько, чтобы продолжить вести деловой разговор.

- Мое пред.. – тут он запнулся, но быстро взял себя в руки – предложение остается в силе, если хотите знать точное место. У меня есть карта, и я ее вам отдам при условии, что вы возьмете меня в долю  – сказав все это, Чарж съежился и затих.

Двое друзей немного помолчали, переглядываясь,  затем Кит сказал:

- Хорошо. Мы согласны, при условии, что выходим завтра утром. Плюс нам нужны припасы и лошади.

- Верблюды…

 - Что?

- Верблюды. В пустынях лучше всего верблюды, они выносливее, и не менее быстры – Чарж чувствовал себя большим и богатым, он заключил сделку века, о которой его портовые сородичи могли бы только мечтать.

- Хорошо, тогда не поможешь ли ты нам достать провиант и верблюдов? .. ээ..? Как к тебе обращаться?

- Чарж! Меня зовут Чарж, милорды! – богуганин картинно поклонился и стал суетиться, подсчитывая то вслух, то еле бормоча себе поднос какие-то цифры. Кит и Ривал снова переглянулись, ожидая окончания демонстрации.

- Итак! – торжественно произнес Чарж – я подсчитал, что нам нужно как минимум шесть верблюдов, трое для нас, трое для провианта, воды и снаряжения. К рассвету все будет готово, а вы приготовьте 1000 золотых. 

По правде сказать, все это можно было приобрести за 500 золотых, да еще верблюда в придачу, но чужестранцы не знал цен, а посему Чарж не боялся, что его обман раскроется. Он вопросительно и даже немного высокомерно глянул на своих новоиспеченных партнеров, мол, потяните такую сумму? Ривал опять нахмурился. А из-под капюшона выглядывал только  гладко выбритый, точеный подбородок Кита, а все остальное скрывалось от посторонних глаз. Но по складочкам и движениям подбородка, а еще каким-то шестым чувством, Чарж понял, что Кит улыбался.

- Я думал, ты хочешь быть равноправным партнером, Чарж. Не желаешь внести свою лепту? – спросил Кит с легкой насмешкой в голосе.

- Эм…  да, конечно. – Чаржу польстило такое обращение, а насмешки богуганин не заметил. – Я внесу 200 золотых, – тут он помолчал, обдумывая, не слишком ли это много – ну и на мне будет доставка провианта и верблюдов.

- Справедливо – все тем же насмешливым тоном ответил Кит и передал Чааржу мешочек золотых. – Тогда встретимся завтра у причала на восходе солнца.

- Договорились. Буду вовремя. – Чарж степенно поднялся, поклонился и медленно пошел к выходу, улыбаясь во всю свою круглую морду.

Выйдя из таверны, Чарж сражу же направился к своему дружку, что жил недалеко от торговой площади, у него он собирался взять еды и воды, а потом богуганину предстояло пройти весь портовый городок к двоюродному братцу Чаку и купить шесть верблюдов. Ночь была тихой, стрекотали сычарки, полная луна висела прямо над головой, и все говорило за удачу в предстоящем мероприятии.

***

На следующее утро, как и договаривались, с первыми лучами солнца все трое были на пирсе. Два друга пришли одетые как и вчера вечером, лишь Здоровяк снял свой плащ, перекинув его через руку. Кит все так же был в капюшоне и тяжелых сапогах. Верблюды, груженные провизией, стояли, готовые отправиться в путь.  Чарж весь замурованный в доспехи, с мечом наперевес  восседал на пустом ящике и курил длинную матросскую папиросу. Такое название приклеилось к ней не зря, ибо только матросам было разрешено легально курить табак, ну а Чарж покупал у них папиросы и затягивался время от времени где-нибудь в темном и пустынном месте.

- Утро доброе, - приветствовал его Кит – все ли у нас готово?

Чарж выпуская колечки дыма, утвердительно кивнул и показал рукой на верблюдов.

- Самые лучшие! Воды и еды хватит, как минимум, на три недели.

Чарж, конечно же, не проверял, сколько там еды и воды, а так же совсем не разбирался в верблюдах. Сородичам доверять нельзя, это он знал наверняка, поэтому все собирал и выбирал сам, но насколько это оказалось полезным, никто точно сказать не мог.

Здоровяк глянул на верблюдов и скривился от презрения и негодования.

- Я на ЭТО не сяду! – он отвернулся и скрестил на груди ручищи. Кит тоже с сомнением посмотрел на животных, но пожал плечами и предложил скорее отправиться в дорогу, напомнив Ривалу, что времени мало, а выбирать не приходится.  Здоровяк вздохнул и полез на самого, на его взгляд, большого верблюда. Животное явно не выражало охоты куда-то идти, да и вообще ничего не выражало, два его горба свешивались в разные стороны, и казалось, перед Ривалом стоит такой лопух, каких еще свет не видывал. Здоровяк стоял рядом, силясь понять, как на них вообще сидят, крутился вокруг животного до тех пор, пока тот в него не плюнул и не попытался ударить задней ногой. Здоровяк озверел и выхватил меч из-под плаща. Оружие было ему под стать – такое же большое, сверкающее в лучах утреннего солнца, верблюд как-то стразу утих и даже прилег.

А Чарж глаз не мог отвести от меча, такой он был весь блестящий, с рукоятью из слоновой кости, инкрустированный драгоценными камнями. В этом богуганин толк знал – это был не просто дорогой и красивый меч, это было оружие королей, гордое и властное, жаждущее крови и готовое сражаться до последнего вздоха. У самого Чаржа в кладовке хранилась парочка старинных сабель и тот меч, что сейчас болтался у него на поясе. Ну, это богуганин называл его мечом, в руках громилы его клинок стал бы похож на обычный кинжал, дорогую игрушку. Но клинок Чаржа не был игрушкой, он был заколдован древней магией и предупреждал владельца о приближающейся опасности. Лезвие никогда не притуплялось, даже царапин не оставалась на его матовой поверхности, он не блестел, и не пробегали по нему солнечные зайчики. Клинок как будто поглощал свет. Богуганин увидел его на одной из ярмарок пару лет назад.  Чарж понятия не имел, откуда у бродячего торговца было такое сокровище, но отдал за него два золотых, даже не торгуясь. И сразу же спрятал подальше от любопытных глаз.

Замечтавшегося Чаржа прервал Кит, который был уже верхом на верблюде и ждал, когда его спутники перестанут тянуть время.  Здоровяк спрятал меч в ножны, самые обычные ножны, и с трудом поместился между двумя горбами, а Чарж забрался в специальное седло, позволяющее ему видеть окрестности, а не пялиться в возвышающийся горб. И процессия тронулась, Чарж ехал впереди, указывая дорогу. Карту он отдал Киту, сейчас она все равно была бесполезной, им предстояло обогнуть Город и по Желтому тракту отправиться прямиком к пустыне Чао.

Портовые доки остались позади, но мачты больших кораблей еще виднелись за спинами путников, вокруг были бедные районы, жители которых уже давно проснулись и занимались обычными делами. Открывались лавки, в степь выгонялись тучные стада гоняшек, маленьких почти бесшерстных животных, чье молоко ценилось даже за пределами Материка. На горизонте, прямо перед глазами солнце касалось куполов и позолоченных крыш Дворца Короля Наибиса, самого дворца видно не было, да и ехали они в другую сторону, но слепящий свет от его крыш заставлял всматриваться в горизонт, в надежде увидеть знаменитые Золотые башни, окружающие Тронный зал по идеальным пропорциям. Симметрично им был выстроен второй круг из Желтых башен, проходящий по Алле Грез и Памятникам Славы. Да, дворец Наибиса был произведением искусства, его возводил известнейший зодчий Шермахен с Восточных земель, украденный королевской Гвардией почти 567 лет назад.

Отряд наш был в пути всего пару часов. Дворец короля теперь был слева, а справа расстилалось море, зеленое, иногда превращающееся в небесно-голубое. Здоровяк явно любовался открывшимися видами, он смотрел то направо, то налево, то подмигивал проходящей мимо симпатичной девушке, Кит же ехал молча, глядя прямо перед собой, так и не сняв капюшон. Чарж гордо восседал на своем верблюде, слегка кивая знакомым, теперь он был не только выше, но и значительно богаче, и мог себе позволить вообще не заговаривать с бывшими приятелями. Он строил планы, чем займется по возвращении, какой красивый дом купит в самом центре Королевства, заведет себе жену, нет двух жен! А еще у него будет отдельный гарем из сотни красавиц с Темных болот. Была у него там одна, любовь детства, но Наиша отвергла Чаржа, как отвергала почти всех особей мужского пола. Она была странная и как будто не от мира сего, но так сильно запала Чаржу в душу, что он готов был променять весь свой гарем на нее одну. Тем временем дорога постепенно стала сужаться, и Здоровяк спросил, не Желтый ли это тракт?

- Да, да, он самый – ответил Чарж – еще день пути, и мы в пустыне Чао.

- Красивые у вас тут места… – почти дружелюбно заметил Ривал и снова погрузился в созерцание пейзажей.

- Ты еще не видел Темных болот – пробурчал себе под нос Чарж, уязвленный тем, что его считают жителем этой высохшей песочницы. Перед глазами богуганина тут же встали огромные ветвистые кроны деревьев  его родных болот. Топи и сладостная прохлада кругом, и все зеленое-зеленое! Чарж глубоко вздохнул и немного подогнал верблюда тростью, нечего расслабляться, ведь впереди смертельно опасная пустыня Чао.

***

 

 

Манон бился в агонии, страшная рана кровоточила в его груди, сквозь кровавую пелену он видел своих врагов, но уже ничего не мог сделать. Один из них подошел к нему и присел рядом, глядя прямо в глаза умирающему человеку.

- Когда ты уйдешь, – тихо сказал он, – мы придем за твоим сыном и внуком, твой род скоро исчезнет, Манон, как исчезаешь ты. Манон сжал кулак от бессилия, боль пронзила его сердце. Последнее, что видел великий правитель, был окровавленный кинжал в руке его убийцы.

***

- Что ты будешь делать дальше, отец? – тонкий как ветка иволги и красивый, как утренний сон, юноша поднял глаза на сидевшего рядом мужчину. Они были очень похожи, стой лишь разницей, что красота мужчины была более зрелой и напоминала вечернее небо, полное глубокой синевы, темной и прекрасной. Его черные волосы у висков уже тронула седина, а ясные синие глаза были полны невыразимой печали. Они сидели под большим дубом на холме и жевали травинки. Совершенно одинаково хмыкая, когда травинка касалась носа. Светило солнце, было тепло. Вдали на лугу паслись лошади, а вокруг холма за бабочками охотился белый щенок, из породы королевских охотничьих псов.

- Они убили твоего деда, Кит, и разрушили нашу страну. Я должен защитить тебя. Это моя главная задача.  Я прекращу эту войну, раз и навсегда. – Мужчина говорил спокойно, стараясь не испугать сына, а придать ему мужества, он смотрел куда-то вдаль, сквозь всю окружающую их красоту. Мальчик жил на этом ранчо уже почти год с тех пор, как было проиграно первое сражение. Отец увез его подальше от мира и спрятал от посторонних глаз.  Кит знал, что идет война, что он теперь не может быть тем, кто он есть.  Они проигрывали битву за битвой, теряли лучших людей, от некогда могучей армии великой империи не осталось и следа. Теперь наследный принц разрушенной страны прятался на лугах Звездной Рощи, принадлежащей Королю Альфреду.  Манон всегда говорил, что в самый черный час на Альфреда можно будет положиться, но лишь один раз. Это был какой-то древний уговор между их семьями, заключенный еще прадедом самого Манона. И вот настал тот день, когда Кивас, сын Манона и правитель Ибиниссии, попросил тайного убежища для своего сына.  Ибиниссия тонула в крови своих подданных, которые сражались, не щадя себя, за жизнь своего короля.

Сначала пали приграничные земли – Таскания и Жерсис, потом войска империи встретились с черной ратью на горном перевале Плаха, где и произошла решающая битва. Никто не знал, как солдаты без эмблем и знамен смогли уничтожить превосходящую по численности и выучке  армию защитников Ибиниссии. Армию, закаленную в сражениях, сильную и дисциплинированную. Один защитник стоил десятка черной швали, и все же шваль победила. Мечи их надвое рассекали солдат,  а стрелы насквозь пробивали доспехи. Ибиниссийцы погибли на своей земле, зная каждый метр, каждый куст, каждый выступ в скале, но ничто не могло помочь им. Они сражались за свой дом и близких им людей, они умирали за своего Короля!  Человеческие жертвы исчислялись десятками тысяч. И тогда король Кивас понял, что против них действует магия. Страшная черная магия, и его отец был прав, когда говорил, что восстало из Недр великое Зло.

За пару месяцев до этого сражения правитель Ибиниссии Манон отправил сокола с письмом и позвал Киваса для серьезного разговора, но его сын все бунтовал против отцовской власти, и вместо того, чтобы прийти в нужный час, отправился с приятелями на охоту. А вернувшись через пару дней, обнаружил охрану перебитой, а отца с зияющей раной в груди. Кто-то вырвал ему сердце и забрал с собой. С тех пор Кивас поклялся отомстить. Взойдя на трон, он разослал по всему свету поисковые отряды, заставил опросить каждого, кто мог что-то видеть или знать. Сведения, которые ему удалось добыть, были скудны, но все сходились в одном – что-то неведомое проникло в замок, охрана даже не успела вынуть мечи из ножен, а его отец хоть и пытался оказать сопротивление, но был неспособен причинить им вред.  Убийцы бесшумно, как тени, проникли в самое сердце огромной империи, а потом  бесследно исчезли, захватив это сердце с собой. И теперь империя мертвого правителя так же умирала, истекая кровью и бессильно сжав кулаки. Проиграв битву при Плахе, король Кивас собрал экстренный совет, где было решено увезти наследного принца и спрятать его как можно дальше. Они пустили слух, что мальчик убит, а сами в ночи пустились в далекий путь к королю Альфреду. Король Альфред понимал, чем грозит ему такое вмешательство, но древнее слово связывало его руки, и, в конце концов, король Шераха  дал свое согласие и выделил ранчо для мальчика и его опекуна.  Поначалу Кивас раз в неделю приезжал навестить сына, но со временем его визиты становились все реже. И теперь он приехал всего на пару часов, чтобы сказать, что не знает, увидятся ли они снова.

- Но почему, отец? – мальчик со слезами на глазах смотрел в отстраненное лицо отца, крепко держа его за рукав.

- Не плачь, Кит, ты наследный принц, не пристало принцам сопли распускать. – Кивас повернулся и обнял сына. – Ты уже взрослый, весной тебе исполнится 18, с тобой я оставляю Ривала, моего лучшего рыцаря, он защитит тебя.

- Мне не нужна защита! – юноша вскочил, весь пылая от гнева – я хочу сражаться! Я хочу сражаться вместе с тобой! Это и моя страна тоже, а ты мой отец!

Но Кивас вдруг сделался очень серьезным и, глядя сыну прямо в глаза, сказал:

- Послушай меня, Кит, и послушай очень внимательно. На кону не только твоя или моя жизнь, не только существование Ибиниссии. На кону сейчас весь мир! Наш род связан с древним родом величайших магов! В нашей крови течет и их кровь! – Кивас тоже встал, взял сына за плечи и продолжил говорить уже гораздо тише, но все так же твердо и решительно.  -  Наша семья была первой, они как будто снимали с башни часовых, чтобы можно было пройти незамеченными как можно дальше. Мой отец и твой дед знал куда больше меня, и сейчас я очень сожалею, что не слушал его, что пренебрег последним желанием. Я даже не знаю, что было в том письме! – он в отчаянии отвернулся и схватился за голову, но быстро взял себя в руки и вновь посмотрел на сына.

– Ибиниссия пала… - сказал он потухшим голосом. – В моем подчинении есть еще пара партизанских отрядов, мы будем делать все, чтобы навредить нашему врагу, но главная цель – узнать о нем как можно больше. Уже не для себя, а для тебя,  для других…  Наши дни сочтены, но мы сделаем все, чтобы этот мир выжил!

Кит весь дрожал, слушая слова отца, по лицу его текли слезы, от ярости и боли он не мог вымолвить ни слова, только стоял и смотрел. Ему хотелось закричать, но он понимал, что наследные принцы не кричат, он обязан взять себя в руки, обязан узнать все, что знает отец, и однажды – дать отпор Врагу!

- Что мне еще надо знать, отец? – он вытер рукавом слезы и снова сел под дерево, где уже сидел, покусывая травинку, король Кивас.

- Из разных источников нам удалось узнать, что за всей этой черной армией стоят маги, но маги служат кому-то еще. Они лишь пешки, сильные, грозные, и все-таки пешки. Ими управляет кто-то настолько могущественный, что для него наш мир всего лишь ступень на лестнице, а мы – так вообще ничто. Давным-давно жил маг Орэх, по легендам, он владел артефактом самих богов – Кивас невольно поморщился, в Ибиниссии религии не было, в нее тут давно никто не верил и считал глупыми предрассудками. – Говорили, что меч Грома способен сокрушить Зло во плоти. И если Черный Маг, что стоит за падением нашей страны  и есть то самое Зло во плоти, то нам необходимо отыскать меч!

- И насколько велики шансы, что этот меч и правда существует? – спросил Кит, уже зная, какая роль отведена ему в этом деле.

 - Шансы очень малы, но каковы были шансы, что в мир, где магия давно исчезла, вновь вернутся маги?

Они немного помолчали, потом Кит спросил:

- Я должен найти этот меч? И убить этого Черного Мага.

- Как говорила твоя мама, нужно сделать все, от тебя зависящее, а что получится, уж предоставь судьбе.

- Я понял, отец. И сделаю все, что смогу.

В эту же ночь король Кивас отплыл вместе с отрядом, попрощавшись с сыном и наказав Ривалу защитить его любой ценой.

- Он последний из рода Моренов, Ривал,  я не говорил об этом сыну, и ни одна душа в мире больше об этом не знает. Кит потомок магов Ордена Ветров. Орден был истреблен во время Великой магической битвы более 600 лет назад. Моя жена, королева Исса, была прямой наследницей, и она была… - Кивас немного замялся – она была волшебницей. Этот дар передается по крови, и он есть в крови Кита. Когда ему исполнится 18, он почувствует этот дар. Помоги ему справиться с этим, расскажи обо всем. Будь рядом с ним, научи всему, что знаешь сам. А я, надеюсь, уже научил его тому, чему мог – стать хорошим человеком. Он еще слишком юн для той ноши, что легла на его плечи. И я, как мог, оберегал его, но время пришло. Меч Грома должен быть найден, иначе всему живому в этом мире придет конец!

- Сир, простите, но осмелюсь спросить, если меч такой древний и такой сильный, как Кит справится с ним?

Король Кивас уже собирался прыгнуть в лодку:

- А я не сказал? Меч Грома наследный меч моего сына, он принадлежал главе его рода, Великому Архимагу Морену. Пока Орэх не выкрал его из разрушенного замка Ордена… - последние слова Ривал еле расслышал, потому что король Кивас был уже далеко от берега.

Прошел еще год, прежде чем Ривал и Кит отправились в путь. О своем отце Кит больше не слышал, а король Альфред стал еще более нервным, чем обычно, поэтому принц и его верный рыцарь ушли оттуда раньше, чем планировали. В порту наняли корабль и тайно отплыли на Материк, в королевство короля Наибиса.

***

Неожиданно Чарж чихнул!

Ривал покосился на толстячка и хмыкнул:

- Тут жара не меньше 60 градусов, а ты простыл?! – и он расхохотался в своей обычной манере. Провиант почти закончился, воды не было совсем, верблюды стали дохнуть уже на второй день пути. Но делать нечего и отступать некуда, поэтому вот уже третий день они шли пешком по песчаным гребням, умирая от жажды и жары. Тут даже Чарж накинул на себя плащ с капюшоном, чтобы не получить солнечный удар прямо в лысую зеленую макушку.

- Апчхи!

- Чарж, может тебе стоить принять солнечную ванну? А то ты явно замерз

Чарж насупонился и ответил:

- Нечего смеяться, я всегда чихаю, когда чую золото! – сказал и застыл. А ведь верно, он всегда чихает, когда рядом много золота.

Кит и Ривал переглянулись .

- Ты чуешь золото? – переспросил Кит. – И, по-твоему, где оно?

Ривал уже начал лениво ковырять песочек и поглядывать внимательнее по сторонам.

 - Я думаю, тут! – и Чарж указал прямо на свои ноги. – Подо мной.

- Под тобой в метр глубиной или под тобой глубиной в пару миль? –переспросил Ривал.

- Этого я не знаю, но точно знаю… апчхи! Что золото прямо подо мной! И его много! – Чарж только сейчас осознал смысл своих слов и, опустившись на четвереньки, стал рыть яму.  Ривал достал из рюкзака нечто, смахивающее на небольшую лопатку, и тоже стал копать. Кит присел рядом, косясь на горки песка возле своих спутников. Потом осторожно заметил:

- Если учесть, сколько прошло времени, и пусть даже легенды не врут, и на наш мир напал огненный змей, вы представляете, на какой глубине может находиться это золото?

Чарж, пыхтя, злобно выкрикнул:

- И что? Теперь все бросить и умереть тут просто так? Думаешь, я себе  могилу рою, а не выкапываю клад всей моей жизни?

- Думаю, что меч, который нам нужен, находится не здесь…

- Почему? – Ривал приостановил раскопки – Если карлик и впрямь чует золото, то караван должен быть в этом месте, а с ним и все провожатые, в том числе волшебник Орэх.

- Нет, если он должен был защищать караван, вряд ли стал бы сражаться рядом с ним. – Кит задумчиво чертил на песке какие-то стрелочки – вот, допустим, он подозвал к себе остальных – допустим, это караван – и нарисовал круг на песке, вокруг него разместил кружочки поменьше – а это его защитники, так? Караван двигался в том направлении – и он указал стрелочкой направление на запад, - а вот отсюда, если верить ученому, прилетел змей – чуть в стороне от каравана Кит нарисовал линию с головой. – Далее, волшебник отделяется и идет навстречу змею, меч, конечно же с ним, битва произошла в в этих вот координатах – он обвел в квадрат местность  на приличном расстоянии от каравана – значит, нам туда – Кит встал и указал рукой  северо-запад.

- Отлично! Тогда не будем терять время – Ривал тоже поднялся, и они последовали в указанном направлении, но пройдя несколько шагов, обернулись. Чарж все так же усердно копал яму, зарывшись в песок почти с головой.

- Чарж, ты идешь? – Ривал начинал терять терпение

- А зачем я вам? – не прекращая копать, ответит запыхавшийся богуганин. – я свою часть выполнил, меч мне ваш даром не нужен. Мое золото – здесь! И я его достану!

Ривал повернулся к Киту:

- Пусть остается, он нам и правда больше не нужен.

Кит вздохнул и кивнул.

Как только друзья скрылись из виду. Чарж залез в свой рюзкачок и достал странную медную трубу.  Опустив ее на дно ямы, он прошептал над ней какие-то слова и с довольным видом уселся рядом. Труба как будто ожила и начала выдувать песок. Да, она сама рыла яму, приближая Чаржа к сокровищам. Этот пройдоха достал из потайного кармана фляжку с водой и с наслаждением отпил пару глотков. Неужели эти островитяне думают, что умнее Чаржа? Маленький народец с Темных болот тоже обладал некоторыми способностями, просто они были достаточно умны, чтобы никто не узнал об этом.

Пока Чарж загорал на солнышке, а его труба проделывала туннель к кладу, Кит и Ривал брели по пустыне к тому месту, где должен быть захоронен меч Грома.

- Колдун Орэх был сильным магом, он мог наложить заклятие на меч и на место своей гибели. Нам нужно быть предельно осторожными. – Ривал с сомнением посмотрел на своего спутника. – Ты в порядке, друг?

 Кит вымученно улыбнулся и откинул капюшон. Он был весь мокрый, лицо осунулось, черты лица стали еще более резкими, придавая его красоте какой-то хищный вид. Юноша выглядел подавленным и ужасно уставшим, но глаза все так горели, желание найти меч с каждым шагов зажигало их все сильнее.

- Я в порядке, Ривал, не беспокойся за меня. – Он положил руку ему на плечо – Мы почти на месте, а это как будто открывает второе или уже какое по счету дыхание?  - Он улыбнулся.  – Мы пришли.

Перед глазами путников открылась устрашающая картинка. Огромный песчаный кратер, идеальный круг, необъятная воронка. Она была живой и двигалась, унося пески Чао куда-то вниз, и возвращая их потом обратно. Какой-то вечный круговорот. Воронка была окружена темным ореолом, даже Ривал, не знакомый с магией, его заметил.

- Что будем делать? – спросил он своего юного друга.

- А что ты видишь?

- Вижу воронку – недоуменно пожал плечами Ривал – и что-то темное вокруг нее.

- А ты видишь ступени?

- Ступени? Нет, тут не никаких ступеней, только чертов песок, который все время куда-то движется, но вперед, то назад.

- А я вижу ступени… - почти шепотом произнес Кит – вон там, прямо в центре воронки, все движется вокруг них, а они как будто светятся, как будто зовут меня.

- Подожди – он схватил за руку собравшегося уже идти друга – а вдруг это ловушка?

- Но как мы это узнаем, если будем стоять и смотреть? Я пойду и проверю, я же маг, ты не забыл?

- Какой ты маг? Ну и что, что в твоей крови течет магическая сила, ты совсем ничего об этом не знаешь, я учил тебя сражаться, правильно держать меч, учил видеть слабые стороны противника. Я боец, и не мог научить тебя магии, твой отец наказал мне тебя защищать, и я выполню данное ему слово. Я пойду первым. А ты будешь направлять меня.

 Кит его уже как будто не слышал, он заворожено смотрел в самое сердце воронки и медленно брел к ней. Ривал, уверенный, что его друг все понял, начал спускаться вниз.

- Если я пойду неправильно, скажи мне… да, я кажется, и сам вижу твою лестницу, туда ведет тропа. Я сейчас… надо было просто поближе спуститься! – Ривал  продвигался все глубже и глубже Воронка засасывала его, а верный рыцарь Ибиниссии этого не замечал. Ибо магия овладела его сознанием, убаюкала его инстинкты. На самом деле Ривал был уже по колено в песке. Его кружило,  по спирали унося вниз. Не видящим взглядом он смотрел вперед и все говорил и говорил Киту не волноваться, что все идет хорошо, сейчас он проверит эту лестницу, и только тогда позволит принцу пойти за ним.

Но Кит не слышал своего друга и не видел, как его засасывала страшная воронка, как он уходил все глубже и глубже в песок. Он все так же медленно брел каким-то витиеватым маршрутом, то делая шаг назад, то пару шагов в сторону. Кит неотрывно смотрел вперед, в одну точку, а его тело совершало плавные движения, ноги сами несли его то на запад, то на юг, то на восток. И так последний из рода Морена приближался к видимой лишь ему лестнице, ведущей в гробницу мага Орэха, где, как он думал, покоился меч Грома, принадлежащий принцу по праву крови.

 

koshkina

Написал: koshkina 3 марта 2011, 18:12

0
mood-o-meter
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
  • мозг off[0]
  • развлекаюсь[0]
  • мозг on[0]
комментарии | 0
FaceBook
ВКонтакте
Загрузка...